Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

Американцы устали и спрашивают: что делать?

Что вам делать, усталые мои?
Да очень просто:
Collapse )

Но скорее всего демократы и царь их Бидон будут до конца тянуть дыню за пупыню и содержать пидоров всех полов вместе с ниггерами всех цветов кожи.
Пока не не начнётся.

(no subject)

Кстати девки тогда стоили сто баксов за сессию. то есть я потратил десятку за то, что не запомнилось вообще?
В нынешних долларях это 50-100К. Тогда 100 баксов было примерно равно среднй месячной зарплате. И неплохой зарплате. На неё можно было жить. Я зарабатывал тогда несколько тысяч баксов в месяц. И сотня для меня тогда деньгами не являлась.
И тем не менее, ныне мне больше нравится жизнь. Без детей у метро, которые предлагали себя прохожим...
Хотя наверно есть те, кто об этом мечтает.
Я не мечтаю: устарел.

В 92-м был в общем...

По сравнению с 91-м было лучше  - хоть что-то можно было купить. нО КОМУ?
Нам, жуликам? Да.
Нашим родителям - нет. Цены скакнули в 10-20-30 раз. Зарплаты их нет. Более того, им перестали их платить. Типа...ну вы понимаете.
Людям моего нынешнего возраста был вообще пиздец - пенсий нет, зарплаты нет, работы нет.
Расти картошку на даче.
Я надеюсь, что пиндосы испытают что-то подобное ныне.

Ирландец

Добегавшись от пуль и перегнав их,
Правда почти сорвав дыхалку,
И проведя рабочий день от сих до сих,
Взяв свою шапку, ствол и палку,

И уходя из этих стен
Идёт по направлению к пивной, точнее пабу,
Простой английский супермен,
Мартини хочет он, и бабу

(no subject)

Родители Ильи Муромца были простыми колхозниками.А сын их до 30 лет был тунеядец, а после стал скином.

(no subject)

При чтении Компьютерры наткнулся на ссылку на любопытный текст:
Воспоминания советского еврея-программиста.

http://gorod.tomsk.ru/index-1284110558.php

Текст действительно интересен - описана карьера советского программера, начинавшего школьником на Минск-22, 32,
продолжившего её на БЭСМ-6 и потом на ЕС ЭВМ. Масса всяких деталей и вкусносей. Пересыпанная естественно стонами на национальное угнетение и бросанием какашечек на бывшую родину.
Причём, если вдуматься, это текст-саморазоблачение.

Ну вот например:
Collapse )

Советский офисный планктон звался инженеры и мнс: мой понедельник 30 лет назад

Стоит сказать, что 30 лет - это условно. Я получил диплом в 1984 году и с тех пор, до 1990-го сменил несколько мест работы. Это были проектный институт, учебный и научно-исследовательский.
Работа там начиналась либо с 8 утра, либо чуть позже. Опоздания были крайне нежелательны, особенно для молодых сотрудников. Поэтому утром приходилось вставать достаточно рано, поскольку тогда на дорогах почти не было пробок(личного транспорта было мало, десятая наверное часть от современного количества). Но существовала проблема переполненного общественного транспорта. Влезть(в буквальном смысле, впихнуть себя в дверь) удавалось далеко не в первый автобус или троллейбус, на котором следовало доехать до метро, а там также в толкучке проехать до нужной станции, рядом с которой находилось здание института:
Collapse )

Джеймс

Побегавши от пуль и перегнав их,
С трудом, почти сорвав дыхалку,
И проведя рабочий день от сих до сих,
Взяв свою шапку, ствол и палку,

И уходя из этих стен
Идёт по направлению к пивной, точнее пабу,
Простой английский супермен,
Мартини хочет он, и бабу

(no subject)

Родители Ильи Муромца были простыми колхозниками.
А сын их до 30 лет был тунеядец, а после стал гопником.

Записки вора

Живя на Западе, мы привыкли к тому, что подростки работают. В каникулы повсеместно, но и во время занятий – в вечерние часы. Сообразно со своей никакой еще квалификацией: везде, где надо что-то разносить, укладывать, убирать, помогать, стоять за кассой и т.д. Это – норма. В стране победившего социализма, в государстве рабочих и крестьян, где с утра до вечера воспевались радости труда, родители изо всех сил оберегали своих чад от этой самой радости. Причем, речь не об избалованных отпрысках партийно-советского начальства – такие на нашей задымленной, грохочущей привокзальной окраине и не водились, но о детях простых работяг, что населяли облупленные панельные пятиэтажки. Считалось нормой, когда до окончания школы, а фактически – до армии, здоровенные великовозрастные балбесы шлялись по улицам, изнывая от безделья. И если паренек шел работать – это был знак беды. Это означало, что отец-слесарь пьет беспробудно, а мать-уборщица не в состоянии сама поднять троих детей. Так что новость, что де сынок главного инженера стройтреста, по тамошним меркам – богатея, пошел работать, это... Это было воспринято соседями весьма неодобрительно: кто видел здесь свидетельство ненасытной еврейской жадности («даже сына не пожалел, погнал на заработки»), кто – коварный еврейский умысел пропихнуть сынка в ВУЗ, загодя готовя ему привилегированный «рабочий» статус, кто что еще, но какая-то еврейская хитрость обязательно должна была быть. И она таки была!

я стал работать на ВЦ мальчиком-куда-пошлют-подай-принеси и был готов там хоть полы мыть, только бы не изгнали меня в конце лета из обретенного рая. Освоил подготовку перфолент, делал сверку данных (сверхнуднейшая работа). И постепенно стал там своим, пришелся ко двору. Работа на ВЦ кипела во вторую смену, а доделывалась в третью (туда меня, как несовершеннолетнего, не ставили). Причин бросать работу с началом учебы, равно как и переходить в вечернюю школу, не было – я продолжал учиться в дневной. Но... очень быстро отдалился от одноклассников: они оставались детьми, просившими у родителей пятиалтынный на мороженное, а я уже был взрослым – получал аванс и получку. Поначалу меня оформили учеником с окладом в 30 рублей, потом я стал оператором подготовки данных и наконец – оператором ЭВМ."
Collapse )