Category: природа

(no subject)

Как кванты
Спутано моё поколение,
Как матросы на вантах,
А корабль-история проходит
Точку ветвления

А иллюзорен:
То снег, то эпоха цветения,
То снова скалы и море,
То мавзолей Ленина,
То имя Еленина,

То эпоха Путина

(no subject)

Считается, что мы либо повторяем зады политического развития Запада, с опозданием в 200 лет, которое привычно объясняется татаро-монгольским игом, либо доводим до крайности западные же политические загибы.
Поэтому, в изложенной логике, Русь ожидает либо бонапортизм, который окончится неудачной войной и достаточно кровавой революцией(с последующей конечно контреволюцией - мы же континентальная страна, не островная). Но всё закончится благополучно: потерей колоний, бегством наших мохнатоногих(аналог фр. черноногих) из Сибири и последующим счастьем богатой либераньно-демократической страны.
Лднако мне кажется, что лошика эта крива: это как сравнивать судьбы народов, живущих у большого, на внутреннего озера, и судьбы островитян, живущих посреди бурного океана.
Правда в данном случае под морем я имею ввиду сушу Евразии, а под озером - тесный западно-европейский полуостров.

Навстречу кресту иль омеле...

Там плавают листья кувшинок
В зеркальных полуденных водах,
Там птицы так экзотичны,
И так не холодна погода,

Что кажется, рай вон он,
Лишь руку, иль взгляд протяни,
Там не нужно пить водку,
За тех, кто давно не вернулся с войны,

Collapse )

(no subject)

Я люблю говорить, даже не говорить,
Слушать старых людей,
Это как протянуть напряжённую нить
Между жизнью своей и той жизнью,

Что ты никогда не успел бы прожить,
И у видеть её, отражение смысла,
В тех оцветших глазах,
Что таят в себе время,

Как озёра таят в себе динозавров,
Есть предание про евреев,
Но предание есть и про наших землян,
Они спят в своей гиперборее,

В граде, что погрузился во тьму,
Когда дань собирали с полян,
Когда всё было проще, но трудно,
А на трубною площади рос лес, да выше небес,

Я люблю говорить,
Я люблю говорить
С человеком не просто, а трудно,
Продираясь сквозь тот самый лес

Пробираясь сквозь чудака - мудо

(no subject)

Как интересно в молодости ездить на Юг, так интересно в зрелости ездить на Север.
Русский Север вызывает особые чувства. Он величественнен и очень красив. Примерно после Ленинграда местность становится совсем не похожа на русскую равнину, к коей мы привыкли. Появляются новые цвета. Появляется строгость растений и постепенно начинают появляться неровности рельефа, которые к кольскому полуостову становятся горами...
Кольский полуостров тоже совершенно не похож на то, что вы привыкли видеть. Это горный район, в котором кажется должны жить Боги, потому что люди там живут чисто условно. Там даже менты, узнав откуда катим, не пытаются у вас вытащить взятку, а удивляются вашей отваге...
Всё холоднее и холоднее природа, вот уже озёра в середине мая полностью покрытые льдом, а вы всё едите и едите по дороге, ведущей видимо в некое место, где не может быть и жить лжа, а живёт лишь добродетель и жестокость.
Кольский полуостров не похож на нижнюю Русь. Он другого цвета. Там даже щебёнка на дороге другого цвета. Кстати, как и на перевалах Урала.
Русский север ослепительно красив. Его надо обязательно увидеть каждому патриоту этой страны.

Кстати, проехать вполне можно. Но стоит учитывать то, что между заправками может быть 600 километров.
Зы. Когда ехал этого не учитывая мои дамы заснули, и вдруг пошёл снег, стало темно. А у меня четверть бака кончается. Т.е. надо ехать равномерно и гладко. А тут снег пошёл 20-го мая.. В общем шёл я по трассе моля Бога. Доехал таки до заправки.

(no subject)

А расскажу я лучше о своей поездке в Киргизию, на курорт озера Иссык-куль в конце лета/начале осени 1987 года, наверное предпоследнего относительно спокойного года Империи.
Лето 87 года я провёл в экспедиции, практически под открытым небом, недалеко от Воронежа. Лето было холодное, Воронеж хотя и южнее Москвы, но лишь в июле там комфортно постоянно жить "на улице". В общем, намёрзлись мы.
Collapse )

Дед.

Я чувствую вину перед ним, дедом. Я недостаточно любил его при жизни. Последние 10 лет его жизни я вообще почти не видел его.
Очень яркое воспоминание из очень раннего детства: утро, солнце освещает веранду. На чисто выбеленной стене дед развесил картинки из азбуки:
- Ну, Митя, начинает учить грамоту. Вот это буква Аааа…
Мне не хочется обучаться грамоте. У меня масса других дел на сегодня:
Первое – наловить жуков-солдатиков, оранжевеньких таких, с чёрными полосками на спинке.
Второе: попробовать всё-таки залезть на вершину нашего тутового дерева – мне кажется именно там самые вкусные и сладкие ягоды, бесполезно опадающие на землю, на потребу к жадным муравьям и прочим моим конкурентам по уничтожению этого лакомства.
И вообще, я давно хотел сбежать от надзирающей за мной сестры отца. Беременной тёти Любы, и исследовать, чем именно завершается улица Красная нашего села?
Collapse )

(no subject)

Мой дед служил  стрелком радистом на авьоне,
Он написал чувствиительные бля стихи,
Потом гонял он самолёты что-ли и был в погоде
Главный чин

Он был крестьянский сын, сын бля врага, сын
Кулака, его отец сидел, Мой дед ушёл от этого
Сюжета, был он учителем там, где не знали
Грамот дел

Потом его призвали в самолёт, дед был неоднократно
В той америка и говорил, он так хотел, что
В той америке наверно больше смылса потому,
Что больше доверяли блядь ему

Дед был и не наверно коммунист, поскольку
В 1942-м егу сказали - станешь чист?
И трусость было бы сказать вот нет,
Ведь в этом годе же нацист расстреливал всех коммунистов

(no subject)

Там плавают листья кувшинок
В зеркальных полуденных водах,
Там птицы так экзотичны,
И так не холодна погода,

Что кажется, рай вон он,
Лишь руку, иль взгляд протяни,
Там не нужно пить водку,
За тех, кто давно не вернулся с войны,

Поскольку войны в этом месте наверное
Нет и не будет совсем, никогда,
И раз в лет наверное двести,
Сюда попадает чудак,

Чудак же, упившийся синьки,
Он лежит весь охваченный путами сна,
И видет кувшинки, фламинго,
А в венах его догорает весна,

Душа уж готова к дороге не длинной,
А он всё там бродит -
По райскому саду, в зеркальных озёрах,
Ну ладно, пока подождём новосёла

Сказал, мне так кажется, вечности царь,
И я, необычно весёлый,
Бреду сквозь болотную лёгкую хмарь
Навстречу кресту иль омёле

Трава

Я падаю, не выходя во двор,
Я пролетаю через дым от беломора,
Я наблюдаю сказочный узор
И вверх лечу ракетой, жгущей порох,

Я стал труслив, как неудачный вор,
Я нерешителен как лодка без мотора,
Использую герцеговину флор,
И перец…для засолки мухомора.