Category: город

Насчёт интернационализма

Тут ездил по делам в метро. Так получилось, что прибыл на место встречи на 15 минут раньше. Сидел читал книжку. Рядом сидели ребята африканцы. они мне не мешали.
Зачитался. Увидел, что опаздываю, и порысил я... За мной побежал чорный парень с забытой мной папкой с докуентами по проекту.
Я ему сказал спасибо. Однако хочется ещё раз сказать спасибо всей чорной нации. Они видимо неплохие ребята, эти афроафриканцы.
Вот так вот, единое взаимодействие - и вот ...
Хотя я учился с чорными. И у нас с ними не было никаких проблем. Ну кроме того, что они над нами посмеивались и пытались агитировать нас за демократию.
С другой стороны, с латиносами мы вместе дружили и пили, а с чорными ребятами - как-то не очень.
В 92-м увидел своего однокурсника из Африки в Руси. Он приехал делать бизнес. С ним в общем посидели. Я ему малость помог.

(no subject)

Я родился в Москве. Поэтому для меня метро - это воспоминание детства. Вечно меня тащили родители по утрам в детский сад, и в сознании ребёнка, едущего в метро, отпечатывались эти подземные вены города, и тьма, конечно тьма.
Может быть лучше было бы возить детей в детский сад на трамвае? Но и тогда, полвека назад, с садами были трудности. Мы же были бэбибумеры? Точнее полуторная их производная. Наши отцы, бывшие детьми во время войны, начали заводить нас.
Более того, наши отцы, бывшие деревенскими продвинутыми мальчиками, начали ехать в города. Самые отчаянные ехали в Москву. И Приспосабливались там жить. Кто работал на заводе, а кто учился в университете. А кто и совмещал и то, и другое.
Но я не о отцах, хотя их миссия велика: они сделали поколение не менее дурное, чем евреи.
Я о метро, которое тогда, мне малому, представлялось ...чем? Адом?
Нет. На станциях тогда торговали очень вкусными пирожными, эклерами. За 10 копеек. Мама мне всегда покупала эклер когда мы ехали в метро.
Я до сих пор не понимаю фобию тех, кто не родился в той Москве: ведь если едешь вниз, то становится же безопаснее?
Наверно это что-то из подсознательного. Для меня спуститься на сто-двести метров под землю - это как бы вернутся в матку матери. Мне там хорошо и тепло.
И поэтому я не умею бояться терактов.

(no subject)

Было в давние времена развлечение в московском метро: запустить на эскалаторе пятачок. Тогда проезд в метро стоил 5 копеек - примерно 8 нынешних рублей. Очень было удобно: в вестибюле метрополитена вмсели автоматы. меняющие "серебрянную" мелочь на медные пятаки. У кого не было мелочи, те меняли бумажки в тех окошечках, где сейчас продают билеты на проезд. Очень быстро можно было пройти турникет, в метро, в отличие от других мест Москвы, очередей никогда не было.
Так вот, во время спуска по эскалатору кто-нибудь обязательно запускал со звоном вниз пятачок. Самое забавное было в том, что дёргались и промахивались руки, желающих поймать монетку.
Потом, уже после краха СССР, кидались металлическими жетонами, потом пластиковыми, потом - сложенными тысячными бумажками...
Сегодня видел скользящий вниз билетик.
Убого нынешнее время...
Правда в самом начале московского метро, продавались бумажные билеты, отрываемые контролёрами. Этими билетами были усыпаны полы на подходе к эскалаторам... Это было в 40-е, в 50-е...

(no subject)

В московском метро будто в греческом аде,
Мелькают лишь тени белесые предков,
Они выступают в последнем параде,
А люди в московском метро очень редки,

Они попадаются только случайно,
Лишь иногда видишь чёткие лица,
В московском метро не ищи в жизни тайны,
Уж лучше руби свои мельницы, рыцарь!

(no subject)

В московском метро будто в греческом аде,
Мелькают лишь тени белесые предков,
Они выступают в последнем параде,
А люди в московском метро очень редки,

Они попадаются только случайно,
Лишь иногда видишь чёткие лица,
В московском метро не ищи в жизни тайны,
Уж лучше руби свои мельницы, рыцарь!

Две трети уж пройдено, серые лица
Затейников смотрят с забытых газет,
Забыты не только они, и столицы,
Советской стлолицы давно в общем, нет

Осталась лишь декорация, пыль,
Фанера, картон, пусть картон из бетона,
Но нету за ним ни сияющей были,
И нету легенды, ни смеха, ни стона

Есть только бабло и новый мобильник,
Что тянет сегодня за щёку хомяк,
И жду я: Господь всё же дёрнет рубильник,
Отключит нам свет и уйдёт умирать

(no subject)

Холодно-философский университет имени Д.Е.Галковского

Студенты во время обучения работают нищими в метро.

Ректор работает клоуном-президентом. На Украине.

(no subject)

Было в давние времена развлечение в московском метро: запустить на эскалаторе пятачок. Тогда проезд в метро стоил 5 копеек - примерно 30 нынешних рублей. Очень было удобно: в вестибюле метрополитена имелись автоматы. меняющие "серебрянную" мелочь на медные пятаки. У кого не было мелочи, те меняли бумажки в тех окошечках, где сейчас продают билеты на проезд. Очень быстро можно было пройти турникет, в метро, в отличие от других мест Москвы, очередей никогда не было.
Так вот, во время спуска по эскалатору кто-нибудь обязательно запускал со звоном вниз пятачок. Самое забавное было в том, что дёргались и промахивались руки, желающих поймать монетку.
Потом, уже после краха СССР, кидались металлическими жетонами, потом пластиковыми, потом - сложенными тысячными бумажками...

Правда в самом начале московского метро, продавались бумажные билеты, отрываемые контролёрами. Этими билетами были усыпаны полы на подходе к эскалаторам... Это было в 40-е, в 50-е...

Как я научался ездить в метро

Возили меня в метро с самого детства. ибо с детсадами в столице было плоховато. Поэтому я езжу в метро лет с трёх.
Скушновато конечно смотреть, что на чорные стены тоннелей, но привычка таки появилась.
С удивлением узнал, что многие приезжие боятся подземелья.
Для меня метро - это безопасность и ощущение детства.

(no subject)

В московском метро будто в греческом аде,
Мелькают лишь тени белесые предков,
Они выступают в последнем параде,
А люди в московском метро очень редки,

Они попадаются только случайно,
Лишь иногда видишь чёткие лица,
В московском метро не ищи в жизни тайны,
Уж лучше руби свои мельницы, рыцарь!

иль лучше руби не конкретно,
иль крыс, или мытых

(no subject)

Я вновь начинаю цвести и пахнуть,
Или пахнуть и цвести, не важно, я вновь
Хочу в этом мире жахнуть, или не в этом мире?
Я вновь становлюсь живой наверно, или не вполне?
Я думаю, что мне надо выпить, иль жить во сне

Но что значит жить в подвале сна, скажи?
Наверное это быть едва ли в нормальной стране,
В которой выбирают мэра, а ты не можешь отдать
Ему стать? В которой есть пионеры, но нет ничего
Без которого нет тебе срать