mitrichu (mitrichu) wrote,
mitrichu
mitrichu

Categories:
В 1987 году я во второй раз женился. В 1988 году у меня родился сын. Но, я был настолько глуп и так сильно любил свою жену, и соответственно "это дело", то через год у меня родилась ещё и дочь.
Материальное положение молодой семьи стало сразу напряжённым - я тогда был аспирантом, с аспиранской стипендией в 150 рэ. А товары начали пропадать и цены начали расти. В 88 году ещё было в свободной продаже детское питание(у жены было плохо с молоком - обычное явлениек у горожанок), а вот в 89-м я обежал весь город и детское питание не обнаружил. Помогала молочная кухня - с семи часов там выдавали по спискам кефир и грудное молоко для младенцев, но без денег становилось жить ну очень утомительно.
Поэтому я стал искать подработку. С ней было не просто. Работы... интеллектуальной, в общем, не было, разве для своих. Была работа грубая, физическая, малооплачиваемая. Поэтому я устроился грузчиком в овощной магазин - в советское время магазины были специализированы - были гастрономы, были булочные, молочные и овощные. В хлебном продавался только хлеб, ну плюс сладости. В гастрономе - мясо и субпродукты. В овощном магазине продавались овощи и фрукты. Соки ещё и фруктовые и овощные консервы. Грузчиков брали охотно - постоянно у магазина стояла фура с товаром, который необходимо было срочно разгрузить. В фуре было ...десяток-два тонн обычно яблок, слив, винограда из Молдавии, в деревянных ящиках из массивных дощечек, в сантиметр толщиной, которые нужно было руками вынести и складировать в магазине. Автоматизации разгруз-погруза не было. Вообще, две трети советского магазина - это склад для товара. И это понятно - магазин - это пещера Али-Бабы, для своих.
Работа эта была тяжела. Привыкаешь постепенно, но когда приходит срок получения денег, то понимаешь, что заработал рублей двадцать(нанынешние деньги 2-5 тыс рублей) - за 15 полноценных рабочих дней по 8 часов. И когда начинаешь спрашивать у торгашей(а в союзе было особое сословие - торгаши), почему так, то те улыбаясь объясняют, что зарплата - это номилальная штука, заработать надо по другому.
Как по другому? Ну например, ....весной и ранней осенью было время бананов. Бананы нельзя было купить в любое время года - вообще, совторговля фруктами была с очень выраженной сезонностью, то можно было договориться с челом, стоящим в лютой очереди за зелёными бананами, о том, чтобы дать ему товар без очереди - с переплатой, которая делилась с продавцом.
В общем, мне не понравилось работать грузчиком - день надрываешься, другой день сидишь в библиотеке(интернета не было) и дремлешь от усталости. А утром - опять грузить.
И в итоге - 20-30 рублей зарплаты.
Директор магазина был кстати грузин - это орусском империализме, как-то я не вовремя зашёл к нему в кабинет - по делу естественно, послали узнать что-то, так он грузил в карманы пачку денег из сейфа.
Был там продавцом еврей Марк, Марик. Мы как-то сразу сдружились. Марик был конечно выжига, но.....не гавно, как все остальные.
И вот Марик предложил мне одно дельце. Он сказал, что я мол не пьянь и алкаш, как все другие грузчики, что.... видимо я был ему социально ближе, в общем, он открывал кооператив по приёму пустых бутылок и приглашал меня поработать там приёмщиком.
Тут надо напомнить, что соввласть была помешена на экономии. Это понятно - для бедных съэкономить = заработать, так вот, пустые бутылки облагались большой стоимостью. Скажем, бутылка пива была 37 копеек - сама бутылка при том - 20 копеек. Стекло стоило дороже напитка.
Поэтому сбор и сдача бутылок была весьма выгодным бизнесом, которым занимались бабушки-пенсионерки. У каждого винного, в ближайшем сквере, можно было отыскать бабушку-сборщицу, которая за оставленную бутылочку давала и стакан, и закусь - либо солёный огурец, либо сухарики.
Продолжение следует.

Молочная посуда также была с залоговой стоимостью: бутылка молочная или из-под кефира – 15 копеек, пресловутая баночка из-под майонеза – 10 копеек.
Поэтому пустую посуду сдавали не только бомжи и маргиналы, но и вполне нормальные люди: от благополучного отца семейства до расфуфыренной дамочки.
Но у соввласти не всё было так просто. Сдача посуды напоминала нынешнее получение страховки за автоаварию – приёмных пунктов было мало, работали они как левая нога приёмщика захочет, браковали сдаваемую посуду нещадно. Не считая сколов на горлышке(иногда весьма микроскопических, в общем-то ещё заводских) в брак могли уити и бутылки с не смытой этикеткой, с пробкой внутри(винная, пробка протолкнута внутрь), иногда просто по произволу: скажем, на пункте не брали бутылки из-под шипучих вин, или тёмную/светлую пивную посуду. Расчёт был на то, что или клиент сдаст эти бутылки за полцены, или просто бросит их у пункта приёма. А уж после того можно и смыть этикетки(в любом пункте была обязательно громадная ёмкость, обычно ванна, для отмачивания посуды), вытащить проволокой или ботиночным шнурком пробку, вставить брак со сколами в отправляемый на завод штабель ящиков.
В общем несданной посуды у населения было до чёрта.
После разрешения кооперативов и появились кооперативы по приёмке пустой посуды. Работали они на улице, оперативно, рядом с домами. Правда, давали за бутылку 15, а не 20 копеек. В такой кооператив, поработать приёмщиком, и позвал меня Марик.
У нас была база в квартире, принадлежавшей домоуправлению, около улицы Лесной. В ванне той кстати мы мочили бутылки. Утром мы получали на руки от 500 до 1000 рублей, пустые ящики, и нас везли на какой-нибудь перекрёсток. Ты мог сам предложить, куда тебя сегодня отвезти. Твоя задача была на всё выданное бабло купить у граждан бутылок.
Осенью было ещё ничего, но вот когда начались морозы – стало туго. Я одевался как луковица – в три одёжки, и всё равно было смертельно холодно. Хорошо, когда народ идёт, а как нет работы – хоть сдохни! Минут на пять бегали греться в магазины и аптеки – дольше нельзя, шпана бутылки украдёт. А смена – 12 часов. Я кстати тогда почти не пил, так что работал трезвым и вусмерть замёрзшим.
Что сказать? Я быстро избавился от иллюзий, что в торговле можно работать честно. Если стараешься не обидеть клиента, то больше обижаешь себя – при постоянном счёте в уме ошибки неизбежны. В среднем, при честном ведении дела, плюсы компенсируют минусы – если ты уж не совсем дебил. Но если стараешься быть честным – плюсов нет, а минусы растут. И в конце дня, при сдаче принятых бутылок, оказывается, что ты должен пункту рублей двадцать. Советских рублей. При том, что тебе полагается за смену 10-20 рубликов.(Потом уже я понял, что дополнительно наёбывал и Марик, но это – потом).
Постепенно пришёл к мысли, что трэба обсчитывать. Иначе хрен чего заработаешь. Ну и начал. Для начала этого мне пришлось «выучить таблицу умножения на 15» - чтобы сходу, в миг знать, сколько денег 187 бутылок по 15 копеек. Говоришь обычно процентов на 10 меньше – клиент съедает. Это твой заработок с операции. Если вдруг он обнаружит недосдачу – извиняешься и додаёшь. Чаще всего – не требуют.
Но не всех можно обмануть. Женщин пожилого возраста – никогда. Они всё проверяют. У кого совсем мало посуды – 5-10 штук, тоже хрен обманешь. Мы любили либо тётенек лет тридцати с большим количеством бутылок, либо пьяненьких приличных дяденек, опять-таки с большим количеством оных. Тут была наша маза.
В итоге за смену у меня выходило, кроме денег за работу, до 50 рублей с обсчёта.
Работал я таким манером год – 1990. Потом этот заработок потерял смысл.
Tags: 1987, 1988, 1990, СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment