mitrichu (mitrichu) wrote,
mitrichu
mitrichu

Categories:
«Железнодорожная станция «Высóчино» – туда ходит электричка из Ростова. (Интересно, что это название практически безымянной станции было вытатуировано на груди у одного из землекопов, работавшего на посетивших нас археологов. Большими кривыми синими буквами)»

Как-то августовским вечером 1982-го года, помывшись в бане, устроенной в сарайчике, во дворе нашего «дома канальщика», сидели я, Вадик Тигай, Володька Синюков и Лёха-система, и думали – выпить ли после мытья? Решили всё-таки выпить, ибо как говорил легендарный Суворов: « После бани шинель продай, да выпей». И уже собрались идти к железнодорожному переезду, останавливать ближайший поезд с виноматериалом, как за окном в темноте что-то затарахтело. Звук был как у трактора, точнее, у дизельного пускача. Кого это чёрт принёс? – синхронно подумали мы. Чёрт, как оказалось, принёс археологов.
У нашего забора из аккуратного штакетника, буквально навалившись на него боком, стоял дряхлый Пазик – была такая модель небольшого автобуса, пассажиров на двадцать.
Распахнулась дверь и из него выкатились пьянючие парни – это и были наши соседи по полю, археологи, из Азова - там у них было основное гнездо.
Соседи конечно относительно других экспедиций в Ростовской области. Они копали курган километрах в десяти от нас. Мы были заочно знакомы – как-то они утащили нашу посуду, легкомысленно оставленную на ночь на уличном дощатом столе.
Оказывается, ребята праздновали открытие – откопали богатое захоронение, и в охапку с находками бросились ездить и пить по
очным полевым дорогам – в отношении преступности СССР был девственен.
Запомнилась здоровенная серебряная чаша, размером с хороший казан, наполненная до краёв местным дешёвым креплёным вином – бормотухой.
В автобусе кстати у них лежали пара матрасов с девками. Уж не знаю, были ли эти девки, грязноватые и в возрасте, экспедиционными поварихами, или просто подобраны по дороге. Во всяком случае «процесс общения» с ними шёл в салоне, не останавливаясь ни на минуту.
Начальник археологов объявил, что они приехали извиняться за посуду(её кстати не привезли) и огласил просьбу:
- Вы, ребята, ещё трезвые, так давай сгоняем в Батайск за добавкой. А то наш водила уснул, не разбудить.
Мы ему объяснили, что ездить никуда не надо и, собрав все имеющиеся ёмкости, гонцы были отправлены к переезду.
К сожалению, прошло уже довольно много лет, и я забыл, какими были застольные речи. Помню только, что дневная норма у землекопа в археологической экспедиции – несколько кубов вынутой земли, не помню сколько , но как бы не куба четыре. Поразила конечно и чаша – она была чуть потемневшая. Но не чёрная. Скорее сероватая. Гладкие стенки, только какой-то рисунок с одного из боков. И было ей две с половиной тысячи лет – курган был, по-моему, скифский.
Вопрос о том, не страшно ли таскать по пьяни такие ценности, был не понят. А потом археологи стали утверждать, что надёжней их охраны не бывает. В каком-то смысле так и было.
Вокруг была южная ночь и социализм, со всеми его достоинствами и недостатками. За стенкой тихо спал зек Витя со всем своим семейством, а Дорогому Леониду Ильичу оставалось ещё три месяца жизни…
Subscribe

  • Телефонная книжка

    Когда я уйду останется лишь телефонная книжка, Что ты знаешь о ней, юный мальчишка? Там номера телефонов и маты. Друзей телефоны, Девочек…

  • (no subject)

    Золотистого меда струя из бутылки текла Так тягуче и долго, что молвить хозяйка успела: Здесь, в печальной Тавриде, куда нас судьба занесла, Мы…

  • Ночное

    Внутри темно, снаружи - тоже, И Тьма котёнком ластясь к коже, Одновременно корчит рожи И чортом, лезущим в окно Мне мироздание видно

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments