mitrichu (mitrichu) wrote,
mitrichu
mitrichu

Categories:
Городок Кубринск относительно молод. Несмотря на то, что окружают его деревни, помнящие ещё и польское и татарское иго, сам он был образован лет семьдесят назад. Сначала как посёлок торфоразработчиков, а потом приглянулись здешние места знаменитому Ваське Сталину. Утиная охота в здесь больно хороша! И чтобы она стала ещё лучше построили плотину и запрудили-заболотили пойму речки Кубрь. Места и ранее слабопроходимые, стали просто дикими, тем более, что большую площадь занимало охотхозяйство, куда вхожи были лишь избранные. Так вот, постепенно городок Кубринск стал местом проживания прислуги для господ, приехавших повеселиться охотой. Удивительно, но в какой-нибудь сотне вёрст от Москвы находилась огромная пустошь километров сто на сто.
Непосредственно к городку примыкала деревенька Ведомша, где моя мама успела прикупить избу до начала известных событий, которая после некоторого ремонта могла простоять ещё лет сто. Хотя здешние места ненамного севернее подмосковья, здесь ощутимо холоднее. Зимой так прямо и очень холодно. Дом поэтому был северной постройки, то есть под единой крышей находилась и тёплая печная изба, и хозяйственные пристройки с верандой. Ну мы, понятно, корову не держали, поэтому приспособили коровник под гараж, в других же частях устроили летнюю половину дома. Даже дрова были под крышей, поэтому зимой можно было вовсе не выходить из дома. Мне это казалось уютным.
Договорившись с егерем о завтрашней рыбалке( -Уж не обижайся, разбужу тебя в пять, а то вы, городские, привыкли в перинах нежиться.) я растопил печь, натаскал из колодца воды. Подготовил нужные вещи для завтрашней рыбалки. Неспеша перекусил разогретыми на печи консервами и варёной картошкой, попил чаю. И вышел на двор… ну скажем посмотреть на звёзды.
Звёзды здесь иные, чем на югах, где мы привыкли отдыхать и пялиться на ночное небо. Там они ярки и фонарями светят с высоты небесной. А здесь словно гвоздики серебряные кто-то прибил к чаше, покрытой изморозью Млечного пути… Луна немного портила впечатление, но она уже скоро должна была упасть в соседскую трубу, на краю ей которой пока удавалось болтать ножками.. Пролетела звезда, оставив сожаление о не загаданном желании. Подумалось, а может именно эта ночь и есть лучшая в моей жизни?
С утра, как и обещал, егерь поднял меня ещё до свету. Одевшись по лесному и болотному, я взвалил на плели аболаг(специальный туристский рюкзак повышенной носкости) с лёгкой палатной, солью, луком, картошкой, словом – с запасами на три дня. Удочки и спиннинг я приторочил сверху. Тело защищала энцефалитка – лёгкая куртка, оставляющая открытым лишь кисти рук и лицо. Клёщ в этом году свирепствовал. Мой спутник был одет значительно легче. Но много практичнее. Провизии в лес он вообще не взят, кроме соли: - стыдно в лес с хавчиком идти, тем более летом. Засмеют. Ну ладно,- подгонял он, - давай, пошли, быстрее, быстрее пока солнышко не встало.
Мы вышли из дома и огородом прошли на задам, заросшим недорубленными хрущёвами ябланям, посаженными матерью вишнями и квёлой малиной, весё не принимавшейся и городских садоводов.. За оградой начались частные картофельные поля, дававшие 80 % урожая картофеля в России. Далее Стояли лабазы и сараи для его(картофеля) хранения, потому как украсть у русского народа такой же национальный спорт, как футбол для Бразильцев. Далее протоптанная тропка вела через кусты, постепенно ведущие к пойме. Под ногами захлюпала вода.
- Да, хотя и горять торфа, Васька болотину знатную устроил – заметил мой егерь. – Ну, с почином? А то рыбы не будет.
Спирт полился в металлические стопочки. Занюхивали по традиции кулаком.
Через Кубрь удалось перебраться не расчехляя лодку. Мой Пятница подрубил накренённое ураганом дерево и перешли мы воды как Иисус – посуху. Взобравшись по песчаному обрыву мы углубились в ельник. Он был молод и густ. Направления я потерял сказу, двумя руками приходилось отмахиваться от слепней и оводов, атакующих меня как фрицы советские танковые колонны в 1941году. Сверху жарило хоть и северное но о того не менее жгучеее солнце. В общем, дорогу я запомнил плохо.
К вечеру, устроив не менее двух привалов и ополовинив одну из трёх бутылей спирта мы вышли на удивительной красоты поляну. В голове немного плыла от выпитого, но не мешала любоваться идеально круглым озером метров трёхстах диаметров с прогалиной на одном из берегов. Там, на прогалине бурелом сломил гигантскую ель и на основе её была устроен шалаш не шалаш, хижина не хижина, неважно – прибежище, где можно было приклонить гудящие ноги.
- Так не входи, хозяина спроси,- молвил егерь. И я, с уважением относящийся к местным суевериям, по всем правилам попросил пройти и заночевать. В углу импровизированной избушки обнаружился котелок, чайник ,сахар и соль в жестянках, а также рыболовные снасти. И чего тащил, подумал я.
Вволю поплавав и поныряв(-ну поныряй, поныряй, - посоветовал мне Пятница.- можешь, чего достанешь. Глыбже версты оно, а то и более.. Татарове, сказывают Юрт с золотом там утопили).
- А всё же, сколь глубоко оно, дедушка, - спросил я.
- Геологи трос совали, триста метров – утопили. Этот ваш эхолот сюда переть дураков нет.
- А чего так?
-Хулухту,- ответил старик и замолчал уже до вечера.
Впрочем, Хулухта-нехулухта, а клевало отлично. Уж к вечеру добыли и мелочь для ухи и подлещиков для засолки и вяления. Попадалась и крупная рыба, лов которой я решил оставить на вечернюю зорьку, выйдя на середину на лодке. И эхолот испробую, втайне от деда решил я.
Эхолот не оправдал моих надежд, озеро был метров 30-40 глубиной. И было пусто. В смысле, рыбы, крупнее подлещика не наблюдалось. Правда метрах в ста от берега эхолот зашкаливало. Более полукилометра? Я вписал это на чудачества аппаратуры. Уже подплывая к берегу, на глубине метров 20 быстро мелькнула тень метров в 8 длиной. Коряга?
Дед тем временем сварил знатную уху. Под такое блюдо даже Аллах разрешил бы правоверным немного выпить. В общем, скушали мы под уху по поллитре неразведённого медицинского спиртику, улеглись под карягой-хижиной и заснули сном безгрешных младенцев. В середине ночи будто что-то подняло меня с моего знойного ложа. Вначале природа увела меня за ближайшие кустики, оправился, а затем стал искать «Аква Минирале» по московской привычке. Или какой ручеёк-источник. Дед спал мертвецким сном, и толку от него в этом смысле было мало. Всю жизнь меня приучали не пить из источников со стоячей водой, но жажда была велика. Я припал к озёрной воде. На поверхности плавала багровая луна. Отпив её добрый кусок, я почувствовал головокружение, и упал прямо в неё.
Subscribe

  • (no subject)

    Последняя мировая война была именно информационная: велась в основном с помощью внедрения вредоносной информации в мозг населения противника и…

  • (no subject)

    Сташно не пить, страшно всю жизнь провести безусловно трезвым и желающам страстно наживы. И не получающим её.

  • (no subject)

    Я не опохмеляюсь. Вообще. Я терплю похмелье и депрессию после. Я терплю всё это до трезвости. Потом могу ещё выпить. Но лишь после того.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments