mitrichu (mitrichu) wrote,
mitrichu
mitrichu

Category:
В начале 60-х годов прошлого века сложилась странная ситуация: интеллектуалы всего мира сошлись во мнении, что
1)Бога нет
2)люди – как боги
3)и так будет всегда
Начало 60-х – уникальное по мироощущению время: никогда человек не ощущал свою близость к НЕБУ настолько остро. В обеих смыслах: и как близость ко всемогуществу сверхчеловеческому, и как близость к всеобщей погибели.
Это кстати нашло своё отражение в фантастике: новая волна в англоязычной литературе, и собственно рождение советской фантастики, особенно ярко проявившееся в двух авторах: Станислав Лем и Братья Стругацкие.
Да, это(в 60-е) был феномен именно советской фантастики. Не зря же Лем с таким пренебрежением относился к фантастике американской предыдущего, кемпбелловского периода, периода мягких журналов, и ревниво – к Стругацким. Лем и лучшие имена русско-еврейской фантпрозы работали над одними и теми же проблемами, над одними же и теми же сюжетами, которые кардинально отличались от яркой, но иной фантастики англосаксонского производства.
Почему так произошло?
30-е и 40-е – это триумф советской индустриальной мысли(20-е и 10-е – мысли социальной, но это мы разбирать не будем), которая была дана Миру в Победе. Которая в свою очередь плод, выросший именно на ветке дерева индустриализации.
А вот в 50-е, и особенно в 60-е начался другой процесс: взросло древо советских естественных наук(при том, что захирело одновременно древо наук гуманитарных и особенно ветвь философии). Отражением этого научного расцвета(недолгого кстати, в 70-е уже дерево начало сохнуть) и стал триумф советско-польской фантастики.
Из этих воспалённых мечтаний(очень похожих кстати на мечтания из-за железного занавеса, бо питались эти мечтания водой из одной реки) и появилось ото ощущение стремительности прогресса. Всё ускоряющегося и ведущего естественно к звёздам. Без перерывов и имеющего только одно физическое ограничение: скорость света. Впрочем вру: мудрый Лем в сумме технологии писал об ограничении интеллектуальном: он прогнозировал в 80-м, что учёными станут либо все, либо почти все мужчины, и именно в этом будет барьер для дальнейшего прогресса, коим понималось лишь развитие по экспоненте.
Поэтому товарищ Станислав так жаждал механического разума – усилителя интеллекта, который способен купировать недостаток учёных умов.
Соответственно ждали эти очарованные странники по дорогам интеллектуализма и скорых побед в освоении космоса. Причём ждали они их именно от использования энергетики внутриатомной, ибо считали, что это очень просто: термоядерная реакция, коробочка, в которой куча энергии(есть у меня научпоповская книга об атомной энергии 1960-го года, там именно гимн поётся: у нас нет ограничений ни по энергии, ни по мощности!).
В общем, смотрите фильм: Девять дней одного года – там классно выведена атмосфера шестидесятничества: физика и цинизм:
http://tfilm.tv/24386-devyat-dney-odnogo-goda.html


То, что и термоядерная энергия – это штука сложная, если этого джинна заставлять не уничтожать, а строить города, и атомный реактор – штука тяжёлая и небезопасная, им в голову не приходило. Не физикам конечно, а журналистам-популяризаторам.
Почему?
Очень просто: иногда развитие науки опережает развитие социальной психологии…
Читаю ныне воспоминания Грабина(конструктор знаменитых артсистем). Описывает он свою стычку и вражду с Тухачевским: привлекло красного маршала жульничество Курчевского. Безоткатные орудия, использующие часть энергии заряда для компенсации отката…

Что обратило внимание:
1) Тухачевский требовал ВСЮ артиллерию сделать безоткатной
2) 2)требовал «уничтожить демаскирующее действие газовой струи», которая и обеспечивала отсутствие отката.
Причём в других вопросах Тухачевский был адекватен. Лишь в артиллерии – полный лох.
Почему так?
Видимо дело в том, что Тухачевский1, получивший образование в начале прошлого века, не вполне понимал принцип реактивного движения. Т.е. он жаждал от науки чудес и не понимал, за счёт чего эти чудеса получаются: если в чём-то плюс, то в чём-то и минус.
Так же и наши интеллигенты: срок от 1941-го до 1961-го был всего в двадцать лет, однако возможности человека по получению(мгновенному, впрочем и не очень) энергии увеличились на много порядков. Мощная бомба в 1941-м – это тонна, ну пусть пять тонн, в 1961-м – 100 миллионов тонн.
Было от чего почувствовать близость НЕБА.
(аналогия кстати сейчас именно цифровая – игрушечка, ласкаемая пальчиками юной девочки в метро, в начале 80-х относилась к разряду суперкомпутеров)
Поэтому не стоит слушать ни восторгов журналистов и популяризаторов, ни их стонов: развитие науки и технологии бывает неравномерно, где-то(скажем в энергетике) был в 40-60-е прорыв, сейчас прорыв в другом.
А главное, все эти Братья не понимали, что экономика и энергетика так и остались на химическом, ископаемом уровне, а для перехода на следующий уровень нужно много работать и думать.
И если эта задача оказалось непростой, то это не повод ни для плача, ни для мальтузианских антиутопий.
Всё будет хорошо, ребята.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Мне рассказывали знакомые, проживающие и проживавшие в штатах, что в южной их части, на границе с Мексикой, бытует такая байка: Ночью на шоссе…

  • (no subject)

    Интересно, а когда в Мире произошла последняя социалистическая, с марксистскими лозунгами, революция? Видимо в 1978-м году, в Афганистане, под…

  • Почему понаехавшие обижаются от названия Питер?

    Всех питербужцев убил ХХ век. Это раз. Два, слову Питер лет двести Три Обижаться на это могут лишь Как обычно молодые евреи Четыре Которым по фигу…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments