mitrichu (mitrichu) wrote,
mitrichu
mitrichu

Category:

Московские псы

Московские бродячие собаки занимают промежуточное положение между домашними собаками и волками, говорит Поярков, но они находятся на раннем этапе возвращения к дикой жизни. И шансы на то, что этот процесс удастся обратить, невелики. Одомашнить бродячую собаку практически невозможно: для многих из них жить в замкнутом пространстве невыносимо.
Первое упоминание о московских бродячих собаках мы находим в репортажах журналиста и писателя Владимира Гиляровского, во второй половине XIX века. Но Поярков говорит, что они существуют столько же, сколько и сам город. Они по-прежнему отличаются от волков - в частности, тем, что демонстрируют явный "полиморфизм", диапазон поведенческих черт, отчасти сформированных той "экологической нишей", которую они занимают. И именно эта способность к адаптации объясняет, почему у бродячих собак плотность популяции настолько выше, чем у волков. "Наличие нескольких ниш открывает больше ресурсов и больше возможностей.
Собаки делятся на четыре типа, говорит Поярков, определяемых их характером, способом добычи пропитания, общительностью в отношениях с людьми и занимаемой экологической нишей.
Вторая стадия одичания - это когда собака общается с людьми в принципе, но не лично, - говорит Поярков. - Это попрошайки, и все они отличные психологи". Пример этого типа - собака, которая как будто дремлет, пока мимо нее проходят толпы людей, но поднимает голову, заметив легкую добычу: "Собака подойдет к маленькой старушке, начнет улыбаться и вилять хвостом, и можно сказать наверняка, что ей дадут еды". Эти собаки не только вынюхивают вкусненькое, но и чувствуют, кто остановится, чтобы накормить их.

Третья группа состоит из собак, которые в той или иной мере общаются с людьми, но их социальное взаимодействие почти исключительно направлено на других дворняг. Их главная стратегия добычи пропитания - сбор объедков на улицах и у многочисленных открытых урн. В советские годы "урожай" был невелик, что ограничивало их популяцию (наряду с государственной политикой по их отлову и уничтожению). Но с приходом материального благополучия в постсоветские годы власти прекратили борьбу с бродячими собаками, а в урнах появилось, чем поживиться. У дворняг началась сытая жизнь.
Попрошайки живут сравнительно небольшими стаями и подчиняются вожакам. Если собака умна, но занимает низкое положение и не получает достаточно еды, то она будет часто отделяться от стаи, чтобы найти себе пропитание. Увидев, как попрошайничают другие собаки, она будет наблюдать за ними и учиться.

Тех собак, которым с людьми комфортнее всего, Поярков называет "сторожевыми". Их территория - это, как правило, гаражи, склады, больницы и другие объекты, обнесенные забором. У них складываются отношения с охранниками, от которых они получают пищу и которых они считают своими хозяевами. Я видела таких в своем районе, у главных ворот Центральной клинической больницы гражданской авиации. Когда я со своей собакой иду по другой стороне улицы, они бегут навстречу нам, громко лая.

Существует одна особая пПоследняя группа в классификации Пояркова - дикие собаки. "Есть собаки, которые живут в городе, но не общаются с людьми. Они знают людей, но считают их опасными. Они контролируют большую территорию, и это хищники. Они ловят мышей, крыс, а порой и кошек. Они живут в городе, но, как правило, рядом с промышленными комплексами или в лесопарках. Они ведут ночной образ жизни и выходят на улицы, когда там меньше людей"
Одна же группа бродячих собак, отличающихся от всех остальных: собаки московского метро. "В метро собаки появились по той простой причине, что их начали туда пускать, - говорит Андрей Неуронов, специалист по поведению и психологии животных, работавший с собакой Владимира Путина, черным лабрадором по кличке Конни ("очень милая собачка"). - Это началось в конце 1980-х, во время перестройки, - добавляет он. - Когда появилось больше еды, люди начали жить лучше и кормить дворняг". Сначала, по мере ослабления контроля, собаки стали ездить в трамваях и автобусах.

На станциях метро живет около 500 собак, особенно в холодное время года, но лишь около двадцати научились ездить на поездах. Это происходило постепенно - сначала как способ расширения территории. Позже это стало образом жизни: зачем им ходить пешком, если можно передвигаться на общественном транспорте?
Они ориентируются несколькими способами: они понимают, где находятся, по запаху, узнавая название станции, объявляемое диктором, и по временным интервалам. Если, например, вы приходите каждый понедельник и кормите собаку, то собака будет знать, какой день - понедельник, и в какое время вас ждать, пользуясь ощущением временных интервалов, заложенным в ее биологические часы. Они кстати есть и у нас. Но мы ими не пользуемся обычно. Поэтому наши часы на отдыхе.
Кроме того, метропес на удивление хорошо разбирается в людях: он радостно приветствует добродушных пассажиров, но пробирается к самому дальнему эскалатору, чтобы не попасться на глаза нетолерантной пожилой женщине, сидящей в будке. Прямо у входа в подземку, - говорит один чел, показывая в сторону станции "Фрунзенская" недалеко от парка, в котором мы беседуем, - на коврике спит черный пес. Его зовут Малыш. И вот что я однажды увидел: перед ним поставили миску со свежим говяжьим фаршем, и он, не вставая с места, медленно и лениво отправлял его языком в свою пасть.
Алексей Верещагин, 33-летний аспирант, работающий с Поярковым, говорит, что Москва, возможно, нашла бы способ проконтролировать этот приток. Но он не считает, что бродячих собак надо убрать из столицы. "Я с детства к ним привык, - говорит он. - Лично я считаю, что они делают жизнь в городе более интересной". Как и другие эксперты, Верещагин сомневается, что бродячих собак можно полностью ликвидировать, тем более, что подход городских властей к административным вопросам отличается хаотичностью.

Поярков признает, что стерилизация, проводись она методично, позволила бы контролировать число бродячих собак. Но его исследования показывают, что популяция и так саморегулируется. Количество доступной еды поддерживает численность на уровне в 35 000 особей. Число бродячих собак в Москве достигло предела, и в результате большинство рождающихся у них щенков не доживает до зрелости. "Если они все-таки выживают, то только для того, чтобы заменить умершую взрослую собаку", - говорит Поярков. И все равно продолжительность их жизни редко превышает 10 лет. Поярков, посвятивший свою карьеру изучению московских бродячих собак и отслеживающий их возвращение в более дикое состояние, не торопится с тем, чтобы убрать их с улиц.

"Я вовсе не убежден в том, что Москву надо оставить без собак. При правильном отношении к собакам они, безусловно, помогают очищать город. Они способствуют снижению популяции крыс. Почему город должен быть бетонной пустыней? Почему мы должны избавляться от животных, которые всегда жили рядом с нами?
Subscribe

  • (no subject)

    Мне рассказывали знакомые, проживающие и проживавшие в штатах, что в южной их части, на границе с Мексикой, бытует такая байка: Ночью на шоссе…

  • (no subject)

    Интересно, а когда в Мире произошла последняя социалистическая, с марксистскими лозунгами, революция? Видимо в 1978-м году, в Афганистане, под…

  • Почему понаехавшие обижаются от названия Питер?

    Всех питербужцев убил ХХ век. Это раз. Два, слову Питер лет двести Три Обижаться на это могут лишь Как обычно молодые евреи Четыре Которым по фигу…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments