mitrichu (mitrichu) wrote,
mitrichu
mitrichu

Categories:
Немцы вошли в село в конце лета 1942 года. Русские войска откатывались на восток и на юг и поспешно оставляли Ставрополье. Ещё буквально пару месяцев бывшее глубоким тылом село стало оккупированной территорией.

Надо сказать, что в этих богатых чернозёмом краях, недавняя коллективизация прошла тяжело и кроваво. Никто не хотел лишаться ни богатых наделов, ни многочисленной скотины. Загоняли в колхоз силком и было очень много недовольных. Даже попытка восстания была, однако места там безлесые – степь, тогда даже лесополос не было, поэтому прятаться повстанцам было некуда и крестьянское восстание так и не полыхнуло.
Поэтому к вступавшим в село оккупантам отношение было весьма неоднозначное.
Спустя несколько десятков лет мне рассказывала моя прабабка: ты думаешь, все были за советскую власть? Нет, пополам бывало ломало даже семьи. Вот так и в нашем роду: был Илья, не скажу, что за красных, скорее он был нейтрален. Впрочем, когда деникинцы стали вешать уклонявшихся от мобилизации казачков, он вместе с друзьями поднял просоветское восстание.
И был Митька, крепкий хозяин, сразу принявший сторону белых.
После окончания гражданской ему удалось выкрутиться. По-моему он воспользовался одной из многочисленных амнистий, объявляемых новой властью после начала НЭПа, и вновь осел на хозяйстве в родном селе. Вступил, как и все, в колхоз, но злобу на власть таил лютую.
Так вот, когда немцы зашли в село, то они встретили настороженное конечно отношение, но не такое уж однозначно враждебное. Вернее, не все, далеко не все были враждебно настроены. Поэтому в селе у немцев образовалось довольно много добровольных помощников. Одним из них стал Митька.
Многого мне, по малолетству не рассказывали. Дело считалось постыдным – родственник служил немцу, но некоторые эпизоды были рассказаны при мне и я их запомнил.
Как-то рядом с селом упал немецкий самолёт. Это было сразу после начала оккупации. Падающие самолёты были ещё в диковинку, это потом, летом 1943-го над Сравропольем развернулось настоящее сражение в воздухе, шло оно всё лето. Немцы пытались прорваться и разбомбить нефтяные прииски в Баку. А наши их не пускали. Самолётов попадало в округе – жуть. Дети играли боевым оружием и развлекались бросанием из-за каменных стенок(они на юге часто огораживают дворы, огороды, кладбища – дерева мало) гранат – такие у них были петарды. Но тогда, в начале оккупации, упавший самолёт был редкостью. Он видимо был подбит, шёл со снижением, и воткнулся в самое высокое место округи – гору Главную Ставропольской возвышенности. Там не горы, а скорее пологие холмы, ну и подростки из села натащили домой всяких интересных вещиц. Дед Митька донёс об этом немецкому коменданту и организовал розыск, конфискацию взятого и порку детей с родителями.
За усердие он был назначен старостой и организовывал уборку зерна для сдачи оккупантам. А также составлял списки активистов, которых предполагалось отправить на работы в Германию. Попала в эти списки и моя бабушка, тогда молодая жена мужа-солдата, с двумя детьми.
Потом, уже после войны и лагеря. Дед Митька утверждал, что вычеркнул её из списков. Так ли это, уже не узнать.
Зверств в селе немцы не творили. Никого не расстреливали, поскольку с одной стороны, местность не подходящая для партизан – зелёнки почти нет. Да и наступали немцы стремительно – не успели советские органы подготовить сопротивление. А без оружия не повоюешь. Заставили убрать и отдать хлеб – так это привычно, так делала и власть. Начали составлять списки для угона – так ведь не угнали. Евреев опять-таки на селе не было. В общем, не успел немец начудить. Неприятное впечатление оставили свои, односельчане, которые немцу стали служить и выслуживаться. И радовались тому, что хозяин пришёл. В общем, после Сталинграда немец побежал. Село было освобождено без боя.
Дед Митька пытался убежать с немцами, но добежал только до Ставрополя – он в семидесяти километрах. Там он прятался аж до сорок шестого года. Выправил документы, работал где-то. В сорок шестом его опознали и арестовали. Был суд, он получил по-моему 15 лет. Отсидел 8 или девять лет, вернулся по амнистии. Или комиссовали по здоровью?
И достаточно быстро умер.
В семье его недолюбливали изначально. Он был конечно справным хозяином, но неестественно жадным. В селе шелковица( или тутовник) считается растением полудиким. За ним никто специально не ухаживает – растёт себе как лопух. Летом начиная с конца июня, до середины августа все дети в селе(и я в своё время) сидят на этих деревьях – едят ягоды. Никому в голову не приходит его жалеть, тем более детям-родственникам. А вот дед Митька гонял детей от тутовника, росшего рядом с его хатой, даже старшего сына своего родного брата Ильи – племянника. Спустя полвека после мне рассказал об этом Никита Ильич и видно было, что обиды он так и не простил.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Мне рассказывали знакомые, проживающие и проживавшие в штатах, что в южной их части, на границе с Мексикой, бытует такая байка: Ночью на шоссе…

  • (no subject)

    Интересно, а когда в Мире произошла последняя социалистическая, с марксистскими лозунгами, революция? Видимо в 1978-м году, в Афганистане, под…

  • Почему понаехавшие обижаются от названия Питер?

    Всех питербужцев убил ХХ век. Это раз. Два, слову Питер лет двести Три Обижаться на это могут лишь Как обычно молодые евреи Четыре Которым по фигу…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments