mitrichu (mitrichu) wrote,
mitrichu
mitrichu

Categories:

Секс в полевых условиях

Несмотря на утверждение пенсионеров, секс всё-таки в СССР был. Худо-бедно, а сексуальная революция начиналась пусть не в 60-х, так в 70-х точно. Как было принято в консервативном советском обществе? О стыдном не говорим – его как бы нет. Но оно ведь никуда не девается? Поэтому наши девушки отличались не намного менее свободными нравами, чем и нынешнее поколение. А юноши во все времена гиперсексуальны. В общежитиях царили весьма вольные нравы. У тех, кто жил с родителями, было сложнее – постоянно стоял вопрос где? Поэтому, попадая в дикое поле и выпадая из-под надзора родителей и вообще, общества, поведение становилось предельно естественным.

Экспедиция – дело мужское. Всё-таки жить месяцами под открытым небом нелегко, особенно девушке. Особенно в таком месте, где укрыться от чужого взгляда в общем негде. Разве что уйти за несколько сот метров, к лесополосе, или под манычский обрыв. Поэтому девушек было немного – две-три особи. Без девушек нехорошо – нравы уж слишком опрощаются, до свинства просто. Поэтому девчонки были в поле всегда. До группенсекса и вообще, публичного выражения чувств не доходило. В наше время совсем уж простые нравы не приветствовались, но естественные чувства никак не могли быть постыдными. Нет, были конечно девушки, хранящие девственность для мужа. Их никто не неволил – хватало девчонок без комплексов. Поэтому, если возникало желание, и оно было обоюдно, в распоряжении любовников была либо отдельно стоящая «хозяйственная» палатка, либо большей романтичности ради – стога сена на ближайшем лугу – там косили траву и сушили сено местные жители.
К некоторым юношам приезжали молодые жёны и просто подружки. Для этого случая имелась двухместная «семейная» палатка, которая ставилась в некотором отдалении от лагеря. Бывали и проблемы – когда к нам в плановом порядке, либо с неожиданной проверкой приезжали старшие товарищи. Особенно, если они были старше на поколение. Как Инна Нэште например.
Летом 1985 года стояла одуряющая жара. Мы жили в гостинице(класса «дом колхозника») в городе Пролетарске – ждали прибытия машины с экспедиционным скарбом – палатки, раскладушки, матрасы и прочее. Машина задерживалась. Мы трое – я, Лёха-система и Борода(Игорь Загоруйко) жили в просторном десятикоечном номере, три наши девчонки – Светка Зубкова, Наташка Егорова и Сашка(с утраченной фамилией) – в отдельном номере. И в двухместке – сорокалетняя(ужас, какая старая!!!) Инна Нэште с четырёхлетним сыном. Инна была дама с молодым мужем. Со следами былой интересности, со старшей дочерью двадцати лет. Такая невысокая сухая кобылка, озабоченная нравственностью, по крайней мере по отношению к молодёжи. Каждый вечер она проверяла – все ли ночуют на своих местах. Это было конечно смешно, но она работала в деканате и от неё зависела стипендия.
В общем, машина с барахлом задерживалась. И прожив неделю в этом сарае, мы озверели и решили немного пошалить. Набрали сухого вина(кажется это был Рислинг), водовки и пива. И ближе к вечеру устроились в номере у девчонок, договорившись не шуметь. Было очень жарко и окна были распахнуты настежь. Номер находился на втором этаже и окно выходило на плоский козырёк крыльца. Туда мы вылезали покурить. Мы как-то быстро напились. Все, включая девушек - девушки были опытные «полевички» и выпить любили. Как-то незаметно в голове сформировалось желание сделать отношения ближе. Во время очередного перекура Леша сказал мне:
- Девки уж напились, ты как?
- Как юный пионер, - ответил я. – А как делить будем?
- Сашка тебе подходит?
- А то. А где?
- Я со Светкой – здесь, а вы с Бородой идите в наш номер, один фиг он сегодня пустой.

И в это время в дверь комнаты постучали – Инна вызвала милицию. Какой облом!

В дальнейшем, когда мы стояли уже под Воронежем, посреди лесополосы на границе поля, то мы просто ставили в зарослях раскладушку.
Ещё там мы регулярно посещали дискотеку в деревне Устье – там летом жили студентки воронежского универа. Их вывозили на сельхозработы – это давняя советская традиция. И для интима использовался экспедиционный уазик, припаркованный где-нибудь в тёмном месте. Или шли на берег Дона. С алкоголем тогда было очень плохо – 86-й год, вершина антиалкогольной компании. Поэтому в качестве афродизиака использовался самогон. Купить его было непросто – как нынче героин. Надо было знать у кого и пользоваться доверием продавца – милиция не дремала. Или выгнать его самостоятельно. Но об этом я расскажу в другой раз.


Кстати, с нынешней женой. Ксантиппой, с коей я живу уж 33-й год, я начинал жить именно в семейной двухместной палатке...
В поле. Под Воронежем.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Наша задача

    Котовладельцев и собакомладельцев Дать им прожить счастливую жизнь. Долгую, как получится. Но без страданий и мучений. Так я считаю.

  • Страдаю ли я при умирании домашнего животного?

    Да. Но я понимаю, что сделан как нейромант, и поэтому должен испытывать страдания и с поводом, и без повода. Смерть - это часть жизни. Все мы умрём.…

  • (без темы)

    Удар настиг внезапно. Ивану повезло лишь в том, что удар настиг на низкой орбите и то, что он был облачён в скафандр и находился уже рядом со…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments