February 24th, 2021

(no subject)

Ворон, ворон, почему
Все боятся твоих сказок?
Я нисколько не пойму,
Ведь же ты - гроза заразы?

Ты клюёшь гнилое мясо,
Ты выклёвываешь глазки,
Почему с тобою связан
Этот страх в кровавой маске?

Ты же сам не убиваешь,
Ты расклёвываешь кости,
Ты не воешь, ты не лаешь,
Просто забиваешь гвозди,

Просто добиваешь слабых,
Это очень либерально,
Ну а что рыдают бабы,
Это в сущности, нормально,

В наши пепельные дни,
В ураганные огни,
В суете тебя забыв
Бьётся рать средь зрелых нив,

Бьётся в звоне и огне,
Пищу делают оне

(no subject)

Нам говорит эпоха: до свидания!
Она как токарь отработала свой день,
И с окончанием эпохи длится марево,
Что укрывает обгорелый пень,

Да, это грустное, друзья, событие:
Тот тренд, что длился уже триста лет,
Закончился, как долгое соитие
Между читателями биржевых газет,

И ныне нет ни прока, да и смысла
Внимательно следить за танцем денег,
У мировых валют елда обвисла,
И импотенция сметает деньги веником.

Вовколак

Деревня вытянута вдоль дороги, за последним домом сразу начинается лес. Деревня уверяет, что в этом доме живёт оборотень, волколак.
Там действительно живёт мужчина лет пятидесяти, плотный телом, с густыми чёрными волосами, торчащими из под шапки. Мужик как мужик, ничего особенного. Разве что живёт один? Однако послушайте историю и про него:
Collapse )

Читаю писателя Пьецуха, земля ему пухом.

Лошадь существо полезное, но дура, корова дает молоко, но с ней невозможно поговорить, кошка давно мышей не ловит и эгоцентрична, как осьминог, свинья, она и есть свинья, а собаки – это младшие люди, мыслящие и благородные, способные даже посочувствовать по-человечески, если пришла беда.(с)

(no subject)

Во времени Шумера время Индии утопает во мгле,
А во времени Индии время Англии – просто зола,
Всякие времена есть, и на Божьем челе,
Мы просто морщинки, образовавшиеся от врождённого зла.

(no subject)

Бог судит нас , да вот всё не расудит:
Кто пидорас, а кто иуда, будет,
Сидит наш Бог на щелястых досках,
Бог наш устал от нас вдосталь,


Бог наш, ваш, это же судия?
А он не хочет судить нас, люди,
Бог наш,ваш, устал,
Он не верит, что он нас, вас создал.

(no subject)

В деревне Ширяйка жили лишь дачники. Вот уже двадцать лет, в лесном краю сельское хозяйство не рентабельно и поддерживаться может лишь либо усердием власти, не желающей по какой-либо причине прекращения жизни в тутошних селениях, либо из-за необычности свойств этих мест.
Необычность свойств сих мест присутствовала у многих селений в этом лесном краю, бывшем с одной стороны так близко к центру советского мира, а с другой стороны, наверное не было мест, так далёких от него.
Стоило погасить электричество летней ночью(что в лихие девяностые происходило и без желания твоего), как становилось понятно: хотя сосредоточие русской и советской цивилизации - Москва, рядом, не в тыщах километров, а лишь в ста тридцати, темень была настолько плотная, что не узнавалось благостное действие цивилизации на сих мест, да и христианства действие не узнавалось. Здесь и именно здесь ты понимал, что наносная плёнка цивилизации легко спадёт и с любой лесной поляны на тебя может взглянуть именно то, чего боялся твой некрещёный прапрапрарпадед...

Кстати, в этой деревне Ширяйка у моей Ксантиппы прапрадед полицмейстером служил. Большая была деревня, многолюдная.

(no subject)

Весна, депрессия и мокрый снег,
Мир словно взят под серое крыло,
Разводит в ложке мутный человек
Водою разбодяженное зло,

Виною что? Индустриальный век?
Или кому-то надо, чтобы поколение ушло?
Сочится струйкой в вену грязный снег,
Давая эфемерное тепло...

(no subject)

Существование «медленной жизни» и медленного соответственно разума. Или возможности замедляться. Тогда что? Тогда есть возможность «сжать» Вселенную. На что собственно миллиарды лет впереди? Миллионы – ничем не хуже. Да и сотни тысяч, да и тысячи. А замедление в миллион раз – это увеличение скорости света в миллион раз – вот вам и сверхсвет.
Значит, это – существа, живущие миллионы лет, но медленно. Темп жизни у них в миллионы раз ниже. Видимо мы для них становимся микробами. Они практически живут в другой Вселенной. И при всём желании вряд ли могут пересечься с нами. По крайней мере шансы опознать такую жизнь, разум и цивилизацию у нас малы. Мы их автоматически принимаем за природное явление – ибо мы привыкли, что лишь природные явления идут такими темпами.

(no subject)

Большой город, отложивший свою судьбу на миг,
На сто лет, а может на тысячу, имеющий тысячи лик,
И лысину покрывающий месяцем, что светит над ним,
Лунолик, и свет его добавляет значения в свечение снега,
И в полуночный рык, ездящих по автокольцу демонов,
Скрывает, что город – старик, красящийся в девушку

(no subject)

Я сегодня по утру умер,
Не проснулся, не было в том толку,
Загудел мне в тишине зуммер:
Мол, давай, вали под парашютом шёлковым,

Я упал прям в глубину бездны,
Правда не забыл про кольцо,
И летел во тьме между
Сталью, болью, тьмой, виной и свинцом,

Я планировал на своём шёлке,
И пытался понять смыслы:
Что мне делать, выть волком?
Или просто упасть свыше?

Я планировал в эту бездну,
Я смотрел в её злые очи,
Понимал, нет теперь полезных
Способов избежать ночи,

Я увидел на дне самом
Окончание, блядь, полёта,
Пожалел: был я груб с мамой,
И небрежен в своей работе,

И когда понял я неизбежность
И конец своего пути,
Вдруг проснулся я в мире между
Тем, где есть я и куда предстоит мне уйти...

(no subject)

Стальная проволока чувств
Сковала мои ноги,
И вредный для здоровья дуст
Мне сыплют на голову Боги,

Любовь – ведь это не добро,
А просто похоть и стремление,
Своё несёшь ты серебро
В оплату ложного хотения,

Того, что тут скрутило тебе грудь,
И ты лежишь и дышишь слабо,
А в голове твоей клубится муть,
Рождённая столь вожделенной бабой.